Календарь

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Пятница, 06 Апрель 2018 11:29

Безудержная отвага в боях и в жизни

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
         Сколько раз встречался с ветеранами Великой Отечественной и никогда не интересовался, какие чувства испытывали они на поле боя, был ли страх? Как-то не принято у журналистов, в том числе и у меня, расспрашивать об этом. Считалось, что воин-освободитель должен быть неизменно героем…
         Впрочем, разве кто признается в своей слабости? А вот и нет! Александр Петрович Савостин, которому в  июле этого года исполнится 93 года, предельно откровенен.
         - А как вы думаете, что можно испытывать, когда над головой свистят пули, взрываются снаряды, рядом гибнут товарищи? – рассуждает Александр Петрович. – Конечно, был страх… Иначе не выживешь. Но в то же время была какая-то безудержная отвага. В бою о смерти не думаешь. В голове одна мысль – уничтожить врага раньше, чем он прикончит тебя.
         Повестка о призыве в армию пришла Саше Савостину в мае 1943 года, когда до 18-летия оставалось два месяца. Уже на следующий день около 300 призывников собрались в центре Георгиевска у Дома Головина, где располагался военкомат. Затем пешим строем дошли до железнодорожной станции. Короткое прощание с родными, слёзы матерей… Под звуки духового оркестра новобранцев погрузили в вагоны-«теплушки». Протяжный гудок паровоза, и эшелон тронулся в сторону фронта.
         - Всё было как во сне, я ничего не понимал, - вспоминает Александр Петрович. – А что я мог вообще понимать, по сути, пацан, который до этого находился под родительским крылом?!
         Действительно, мальчишка. Росточком метр шестьдесят, ему подошла гимнастёрка 46 размера да ботинки 37. Совсем не богатырь. Но определили рядового Савостина в серьёзное воинское подразделение – 42-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк. После коротких курсов назначили связистом. Вот и таскал под пулями молодой красноармеец семикилограммовую катушку с проводом да тяжёлый ящик с телефонным аппаратом. И был горд: связь - нерв армии. А без связи невозможно никакое управление войсками, её обрыв приводил к самым печальным последствиям.
         Боевое крещение не помнит. Не знал, какие населённые пункты с правого и левого флангов, потерял счёт времени.
         Из всего врезалась в память миусская наступательная операция в Донбассе в июле-августе 1943 года. В одном из боёв немцы начали атаковать большим количеством танков. Один за другим расчёт 76-миллиметровой пушки, в состав которого входил и Александр, подбил три фашистских танка. Наши несли потери. И когда Александр увидел, что его товарищи ранены, сам встал за орудие: зарядил, прицелился и выстрелил. Сердце радостно ёкнуло: танк с чёрным крестом на броне задымил и через несколько секунд встал как вкопанный.
         Но через месяц не минула горькая участь и рядового Савостина. В одном из боёв на Украине рядом с ним разорвался снаряд.
         - Слышал только взрыв, - вспоминает Александр Петрович. – А потом меня накрыла чёрная мгла. Ничего не помню. Очнулся в санчасти. Контузия была тяжёлая. Потерял слух, ничего не соображал. Меня эвакуировали в Кисловодск, в военный госпиталь. Там навестили родители, всё это помню как в тумане.
         В госпитале Александр Савостин узнал, что награждён орденом Красной Звезды. Вероятно, уместно напомнить, что после Великой Отечественной было принято за правило награждать орденом Красной Звезды всех военнослужащих, сотрудников военизированной противопожарной службы и сотрудников правоохранительных органов, погибших при исполнении служебных обязанностей. Орден и орденская книжка на него вручались родственникам погибшего. А рядовой Александр Савостин выжил и получил лично эту почётную награду.
         Через несколько месяцев бойца выписали и снова отправили на фронт. Только попал он не в свою родную часть, а в 1144-й стрелковый полк, уже в должности стрелка. Принимал участие в освобождении Освенцима.
         - Это была жуткая картина, - делится впечатлениями о концлагере Александр Петрович. – В лагере стоял невыносимый запах, мы видели склады детской обуви, горы женских волос… Страшное зрелище. После посещения концлагеря нас всех дезинфицировали.
         Войну Александр Савостин уже в звании сержанта закончил в Чехословакии, но продолжал служить вплоть до 1950 года. Он был в составе первого воинского контингента на Чукотке – у самой границы с Америкой строили дороги, склады, казармы.
         Вернувшись в родной Георгиевск, Александр Савостин вначале работал на шиноремонтном заводе, а затем на заводе полупроводниковых приборов, откуда ушёл на пенсию.
         Сейчас Александр Петрович живёт на улице Кирова, в доме, где родился и вырос, откуда ушёл воевать, куда вернулся, где женился и воспитал троих детей. Он окружён заботой двух дочерей и сына, многочисленных внуков и правнуков. Скучать ему не приходится.
         - Утро у меня начинается с двадцатиминутной зарядки, - говорит Александр Петрович. – Потом душ, завтрак. Вот, выращиваю рассаду помидоров и перца, во дворе небольшой парничок. С наступлением тепла жить веселее, понемногу вожусь в саду и огороде. Часто с сыном выезжаю в город. Смотрю, Георгиевск меняется, я уже и не узнаю многие места. Хорошеет мой родной город, и я этому очень рад…
          Геннадий САЛИМОВ.
          Фото автора.
Прочитано 189 раз
Геннадий Салимов

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Copyright © 2013. All Rights Reserved.

Рейтинг@Mail.ru