Календарь

« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Пятница, 15 Март 2019 15:16

Свобода пуще неволи

Автор 
Оцените материал
(4 голосов)
         Корреспонденты «ГИ» побывали в знаменитой «тройке» - исправительной колонии строгого режима № 3 для лиц, ранее уже отбывавших наказание
         
         Впервые порядок в системе вынесения наказаний и их исполнения на Руси был введен в XIII-XV веках. Сборники законов древнерусского феодального права поочерёдно назывались Краткой, Пространной и Сокращенной правдой, позже переименованные в «Русскую правду». Они содержали своды законов Ярослава Мудрого и его сыновей, Устав Владимира Мономаха и другие законы. Положения в «Русской правде» основывались на традициях практики наказания за преступления тех времен. Практиковалась кровная месть, когда смертная казнь приводилась в исполнение родственниками убитого или устанавливался штраф. Штраф брали в зависимости от положения и сословия потерпевшего и преступника. За нанесение телесных повреждений полагался штраф в размере 3 гривен. Застав на месте преступления вора, любой человек мог убить его.
         В 1497 и 1550 годах «Судебники» содержали перечень наказаний, исполнение которых имели публично-позорящий характер и были жестокими. Это делалось для устрашения населения. Система штрафов за кражу и ложный донос была вытеснена публичной смертной казнью. Применялась торговая казнь - публичное битье кнутом на торговой площади. Преступники в виде наказания впервые стали помещаться в тюрьму.
         «Соборное уложение» 1649 года состояло из 25 глав и 967 статей. Ведущими видами наказания стали смертная казнь, членовредительские меры, тюремное заключение и ссылка. Более 50 разновидностей преступлений карались смертной казнью. Применялись не только простые виды - повешение, отсечение головы, но и квалифицированные – сожжение за богохульство, умышленный поджог, залитие горла расплавленным металлом за фальшивомонетничество, закапывание в землю до наступления смерти за отравление или убийство мужа. Наверное, от этого пошло выражение «средневековье какое-то».
         Только во второй половине ХVII века в России обратили пристальное внимание на проблемы правовой защиты заключенных. В результате проводимой Екатериной II реформы местного самоуправления появляются приказы общественного призрения, на которые в соответствии с Учреждением по управлению губерниями Российской империи 1775 года возлагаются функции организации и управления исполнением лишения свободы в работных и смирительных домах. Большое значение имело создание пенитенциарного права и проект Екатерины II об устройстве тюрем. Он предусматривал развитие системы тюремных учреждений, более мягкие условия содержания заключенных, определял правовой статус администрации тюрем. Было применено раздельное содержание мужчин и женщин, подследственных и осужденных, а также содержание в камере не более двух–трех человек. К сожалению, данный проект был востребован только лишь спустя сто лет.
         Министерство внутренних дел Российской империи было создано в 1802 году, и в его составе была образована 4-я экспедиция. Они отвечали за управление тюрьмами. В феврале 1817 г. введена этапная система конвоирования арестантов, осуществляемая подразделениями Отдельного корпуса внутренней стражи. В июле 1819 года в Петербурге было образовано «Попечительское о тюрьмах общество». В августе 1822 года утвержден Устав о ссыльных. Это положило начало созданию исправительно-трудового законодательства, введению режима труда и его воспитательного воздействия на осужденных.
         Чуть более чем через 50 лет Российский император Александр II 12 марта 1879 года издал Указ о создании тюремного департамента, положивший начало организации единой государственной системы исполнения наказаний в России. Эта дата официально считается днём основания уголовно-исполнительной системы Российской Федерации.
         
         Строгий режим
         За нами лязгнул замок двери КПП и мы зашли туда, куда ни один нормальный человек никогда в жизни не хочет попасть. Корреспонденты «ГИ» в знаменитой «тройке» - исправительной колонии строгого режима № 3 для лиц, ранее уже отбывавших наказание, расположенной в пос. Левобережном. Другими словами, впервые осуждённых, или, как их тут называют, «первоходов», в ИК № 3 нет.
         В следующем году «тройке» исполнится 80 лет. 5 сентября 1940 года приказом УНКВД № 083 была организована СХ ИТК смешанного типа с лимитом наполнения на 300 осуждённых. Основной вид деятельности колонии - проведение сельскохозяйственных работ.
         В дореволюционное время на месте исправительной колонии № 3 располагалось поместье купца Мостовенко, который проживал в Санкт-Петербурге, а сюда приезжал в зимнее время по большим религиозным праздникам развеяться, попраздновать. В тесной дружбе он был с купцом Сафоновым, поместье которого было на другом берегу реки Кумы в лесу. Внизу у реки располагалась водяная мельница, в пойме реки огороды, сад. В лесу специально сажали фундук, кизил, барбарис, шиповник.
         Справа от центрального КПП мужское, женское общежития и дом для семейных крестьян. Слева, на месте нынешнего стадиона (тарного склада) располагались конюшни. В августе 1942 года территорию колонии заняли немецкие оккупанты.
         После освобождения оккупированной территории с февраля месяца 1943 года колония стала лагерем для военнопленных, начальником которого был назначен Михаил Петрович Бойченко.
         С 1945 года на территории колонии организован штаб лагеря для военнопленных. Лагерь тянулся от Армавира до Грозного. Начальником штаба был назначен полковник Козицын, в лагере содержалось около 500 тысяч военнопленных, в основном немцев, румын, поляков - они построили около 50 бараков, жилые дома для сотрудников.
         Попасть на территорию Федерального казенного учреждения «Исправительная колония № 3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний» не так-то просто. Вход на территорию зоны для журналистов возможен только после получения разрешения от УФСИН Ставропольского края. Уже на месте необходим паспорт и спецпропуск, мобильный телефон сдаётся на входе, фототехника регистрируется. На проходном пункте шлюзовая система с рамкой, решётками и дверями, которые открываются только после закрытия предыдущих. Нас тщательно проверили металлодетектором, несмотря на то, что заходили мы на территорию в сопровождении начальника ИК № 3, подполковника внутренней службы Сергея Ролдугина. Сергей Николаевич выступил экскурсоводом, рассказывал нам о том, как устроена зона, как налажен быт осуждённых, чем и как они живут. Но лично у меня больший интерес вызвал рассказ подполковника о его сотрудниках, чем о людях, уже не в первый раз преступивших закон. Но обо всём по порядку.
         - Вы не представляете, что тут было лет 30 назад. Трудности с финансированием подразделений, обеспечением вещевым имуществом, продовольствием и другими материальными ресурсами оказали свое негативное влияние на состояние дел в колонии. Дисциплина среди заключённых была, мягко говоря, не идеальная. К счастью, времена меняются и мы тоже. Хочу рассказать об одном приятном моменте, - подполковник Ролдугин в своём рабочем кабинете показывает красивый кубок. - ИК № 3 по итогам прошлого года стала лучшей в Ставропольском крае. Краевое руководство оценивало деятельность всех своих учреждений по восемнадцати показателям, среди которых производственная деятельность, воспитательная работа и другие. Это огромная заслуга всего нашего сплочённого коллектива. Смело могу сказать, что это стало возможно благодаря профессионалам, которые работают здесь. Причём не только ныне действующим, но и тем, кто сейчас на пенсии. Хочу отметить семью Левиных - Сергей Петрович за 25 лет службы прошёл путь от начальника караула отдельной роты по охране до заместителя начальника - начальника отдела охраны. Один только факт - последнее покушение на побег в колонии было зафиксировано в 1994 году! Мне кажется, что этот факт красноречивее любых слов говорит о работе Сергея Петровича и его коллег. Сейчас подполковник Левин на заслуженном отдыхе, но его жена и сын отлично служат у нас - Елена Васильевна 12 лет работает в службе специального учёта, а сын Александр продолжает дело отца в отделе охраны.
         Сергей Николаевич с особой гордостью рассказал также о семье Кутаревых - врачи-фтизиатры туберкулёзного отделения больницы уже 30 лет лечат и спасают жизни заключённых. В 1995 году к ним, после окончания Ставропольского мединститута, присоединились сын Александр со своей супругой Еленой.
         В ИК-3 стало доброй традицией, когда дети приходят на смену родителям. По словам Сергея Николаевича, часто сотрудники высказывают желание, чтобы их сыновья и дочери поступили в ведомственные вузы и пришли на службу. Ведь работа в УИС пусть и сложная, но интересная, многопрофильная, которая через годы превращается в образ жизни. Дабы не превратить службу в рутину, в учреждении проходят культурно-массовые мероприятия, концертные программы, приуроченные к профессиональным и общероссийским праздникам, спортивные соревнования.
         
         «Промка»
         Так на местном сленге называется производственная территория колонии. Туда мы направились в первую очередь.
         - Исправительная колония состоит из жилой зоны, производственной, транзитно-пересыльного пункта и краевой больницы  и туберкулёзных отделений № 1 и № 2, - объясняет Сергей Ролдугин. - Попасть из одной зоны в другую просто так нельзя.
         Заходим в швейный цех. Несколько десятков осуждённых склонились над швейными машинками, изредка поднимая на нас глаза. Каждый сосредоточен на своей работе.
         - Мы шьём спецодежду для системных нужд, для различных силовых организаций, - объясняет Сергей Ролдугин. - В данный момент они шьют спецодежду для одной известной в Ставропольском крае фирмы. Нам привозят сырьё и материал, осуждённые шьют и получают за это зарплату.
         Помимо «швейки» здесь есть цех металлоконструкций. Видели новые автобусные остановки в Георгиевске? Это как раз дело рук наших подопечных и их соседей из александрийской «четвёрки».
         - От администрации Георгиевского городского округа ожидаем ещё один заказ на пятьдесят остановок, - рассказывает Сергей Николаевич. - Совместно с ИК № 4 будем его выполнять. Это позволит дать работу дополнительному числу осуждённых. Всех мы трудоустроить не можем, хотя имеем такую цель. Есть, конечно такие, кто изолирован от остальных, и по объективным причинам не может работать, например, инвалиды.
         Есть в «тройке» молокозавод, о нём мы уже писали. Модульный цех располагается на территории исправительного учреждения в центре Георгиевска, молоко производится для нужд УИС Ставропольского края - для питания спецконтингента и трудозанятости осужденных. Производительность участка - до 3 тонн цельного молока в смену.
         
         Зона
         Несколько жилых бараков, школа, ПТУ, столовая - если бы не наблюдательные вышки над высоким забором, обнесённым проволокой, можно было бы подумать, что попал в армейскую часть или трудовой профилакторий. Однако эти иллюзии вмиг испаряются, когда встречаешь обитателей колонии. Мы как раз попали в такое время, когда в бараках проводилась влажная уборка, поэтому все осужденные находились на улице. Не так чтобы прям гуляли где попало - у них есть участок между бараками, огороженный от остальной территории высокими решётками. Заключённые передвигаются свободно, без наручников, вопреки моим, очевидно «киношным», представлениям о колонии строгого режима. Теперь мы идём не только с Сергеем Ролдугиным, нас сопровождают ещё несколько работников ИК - осторожность здесь превыше всего.
         У начальников отрядов при себе минимум спецсредств, их главное оружие - стальные нервы, сила воли, твёрдость духа.
         - Колонию охраняем не только мы, территория оснащена современными инженерно-техническими средствами охраны и надзора. Круглосуточное наблюдение за всем происходящим ведётся в онлайн-режиме, - поясняет один из инспекторов.
         - Давайте зайдём в наш «санаторий» - первый отряд, общежитие с облегчёнными условиями содержания, - предлагает подполковник. - Здесь содержатся осуждённые, которые имеют много поощрений и отличаются хорошим поведением.
         На входе нас встречает улыбчивый парень лет 30, который уверяет начальника колонии, что он «всё осознал, на воле намного лучше».
         - Здесь живут такие же люди, как и в других бараках, - говорит начальник колонии. - Просто некоторые из них, просидев определённый срок, меняют своё мнение о смысле жизни, стараются начать жить по совести и закону, а не по понятиям.
         Это общежитие удивило - обычные односпальные кровати, фигурный потолок из гипсокартона, занавески на окнах, зелёный уголок с цветами и даже попугаи в клетках! «А ещё жаба в аквариуме живёт», - добавляет тот самый улыбчивый. Поднимаю голову и не верю своим глазам - на стене висит телевизор и DVD-плейер! Единственное - это специфический запах, который не передать словами.
         - Помимо прочего в каждом отряде есть телефон, - говорит Сергей Ролдугин. - Каждый может им воспользоваться, в день у них есть 15 минут на разговоры с родными и близкими.
         Выходим из первого отряда и идём дальше, туда, где не столь всё оптимистично.
         «Строиться!» - звучит громкий голос инспектора, когда мы подходим к третьему отряду. Несколько десятков заключённых бросают все свои дела и становятся в строй. Заходим в барак мимо них. Впереди вход в жилое помещение, но вначале проходим через ряд умывальников. Сам барак - большое помещение с двухъярусными кроватями. Конечно, условия содержания здесь жёстче, чем в первом отряде.
         - Да, здесь всё строже, - говорит Сергей Ролдугин. - Однако сами осуждённые стараются сделать свой быт лучше. Здесь постоянно проводятся уборки помещений и территории.
          Скоро в ИК № 3 начнётся капитальный ремонт. Руководство УФСИН РФ по Ставропольскому краю проводит большую работу по приведению условий содержания осуждённых в соответствие с европейскими стандартами. Для этого «тройке» уже выделены средства. Сергей Николаевич сказал, что в первую очередь будут капитально отремонтированы столовая, клуб, школа и ПТУ.
         - Конечно, если программа капремонта будет продолжаться, очередь дойдёт и до жилых помещений. Хотя и сейчас мы стараемся сделать так, чтобы после ремонта остались какие-то средства, тогда мы ещё что-нибудь улучшим.
         
         Не можешь - научим, не хочешь - заставим
         - На территории колонии есть школа и ПТУ, где заключённые набираются ума-разума. По закону, обязательному обучению в школе подлежат лица до тридцати лет, которые не имеют общего среднего образования, - объясняет начальник колонии. – Учатся все охотно, потому что на воле в своё время не делали этого. Таким образом они навёрстывают упущенное. От обычной школы наша отличается тем, что здесь невозможно прогулять уроки. В ПТУ при колонии заключённых обучают по шести специальностям: каменщик-бетонщик, кочегар котельных установок, швеи, наладчик швейного оборудования, повар, слесарь.
         Также в ИК № 3 работает библиотека, где есть несколько тысяч книг. Кстати, осужденные очень любят читать, и, вопреки расхожему мнению, это совсем не рассказы и повести об уголовной романтике -  книги различных жанров пользуются большой популярностью, в том числе и классика русской и зарубежной литературы.
         
         Больница
         Как рассказал подполковник Ролдугин, в конце 40-х - начале 50-х годов 20 века на территории колонии была создана межобластная больница, куда со всего Союза привозили ослабленных заключенных. Она была отгорожена от основной зоны деревянным забором. Колония же была разделена на две части: так называемая «58 зона», где отбывали наказание лица, совершившие политические преступления, и «бытовая» зона, где содержались осужденные за преступления хозяйственного характера.
         - Особенностью колонии в УФСИН России по Ставропольскому краю является наличие на её территории филиала «Больница» ФКУЗ МСЧ-26 ФСИН России для осужденных, - говорит Сергей Ролдугин. - В состав которой входят терапевтическое, хирургическое, туберкулезные отделения 1 и 2. Лаборатория больницы оснащена современным высокоточным оборудованием, что позволяет более качественно проводить лечение больных. Коллектив больницы работает на протяжении многих лет, принимая все меры для успешного лечения больных осуждённых.
         * * *
         Мы вышли из стен исправительной колонии. После часа пребывания на территории зоны строгого режима ещё долго не отпускало гнетущее чувство, осознание того, что прикоснулся к чему-то негативному. Для кого-то свобода - это позволить себе коктейль в пятничном баре, кто-то посчитает себя свободным, вырвавшись зимой туда, где тепло и солнечно. Для кого-то - это возможность быть с теми, кто дорог, делать то, что нравится. В любом случае свободу нужно ценить. Её не пощупаешь, её можно лишь осознать умом, сердцем и законопослушным поведением.
         - Я всегда беседую с осуждёнными, - говорит начальник ИК № 3. - Очень хочется сказать ещё раз через газету всем тем, кто остался по ту сторону тюремной решётки: всё зависит только от вас самих. Обстоятельства и предрассудки расступятся перед желанием и упорством, а клеймо сотрётся временем и добрыми делами. Желаю тем, кто освобождается, больше к нам никогда не попадать. Поверьте, в жизни есть более интересные вещи, чем лязг решётки и крик конвоира.
         Дмитрий СИДЕНКО.
         Фото Сергея Дегтярёва.
Прочитано 283 раз
Дмитрий Сиденко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Сайт не является средством массовой информации и создан для информирования читателей об анонсах и материалах, публикуемых в газете «Георгиевские известия».
Copyright © 2013. All Rights Reserved.

Рейтинг@Mail.ru